Пресс-конференция: досточтимый Геше Тинлей отвечает на вопросы калмыцких журналистов

… Следующий момент, который я хотел бы затронуть касается Его Святейшества Далай-ламы. Я бы хотел отметить такой важный момент, что у нас, народов буддийских республик: Бурятии, Тувы, Калмыкии, – есть конституционное право видеть нашего духовного лидера. Прошло уже очень много лет с момента предыдущего визита Его Святейшества, и мы обращаемся к нашему правительству с большой просьбой: «Пожалуйста, дайте визу Его Святейшеству Далай-ламе!»

Я знаю, что это нелегко. Но также я хотел бы сказать, что многие пожилые люди в Бурятии, Туве, Калмыкии становятся старее год за годом. Они умирают, так и не увидев своего духовного лидера. А мы каждый год вынуждены откладывать этот момент для этих бабушек и дедушек. Они слишком стары, чтобы ехать в Индию, но при этом очень хотели бы, пока они живы, увидеть своего духовного лидера. Лишь некоторые, кому позволяет финансовый достаток, могут поехать в Индию. Большинство же не может себе этого позволить. Поэтому я хотел бы обратиться к нашему правительству с просьбой: «Пожалуйста, организуйте переговоры между Его Святейшеством Далай-ламой и Китаем, чтобы тибетский вопрос разрешился мирным путем. Это было бы очень хорошо!» 

Это маленькая проблема. Мы, тибетцы и Его Святейшество Далай-лама, не требуем полной независимости. Мы говорим, что готовы жить в составе Китая, как буддийские республики Бурятия, Тува и Калмыкия существуют в составе Российской Федерации. «Просто уважайте тибетские традиции и культуру так же, как российское правительство уважает культуру и традиции своих буддийских республик». Если Китай будет заботиться о Тибете так же, как Россия заботится о своих республиках, проблема будет решена. 

Итак, если бы тибетцы и Его Святейшество Далай-лама просили полной независимости, тогда российское правительство не могло бы помочь в разрешении этого вопроса. Китайцы никогда не позволят Тибету отделиться от Китая. И мы, тибетцы, тоже не хотели бы отделяться от Китая, в таких условиях выжить было бы невозможно. Мы соседи, и мы очень зависимы от Китая. К чему же нам стремиться к полной изоляции от Китая? Нам остается только жить вместе, уважать друг друга, помогать друг другу. 

Если Его Святейшество Далай-лама вернется в Китай, для Китая это станет хорошей поддержкой. Потому что в Китае многие уважают Его Святейшество Далай-ламу. И Его Святейшество будет действовать только во благо китайского народа и никогда не скажет ничего, что внесло бы дисгармонию. Однажды г-н Буш сказал: «Я бы хотел передать китайским лидерам, что Далай-лама очень хороший человек и вам нужно поговорить с ним». И далее он добавил: «Используйте его, он может быть очень полезен для Китая». Поэтому я знаю, что со стороны Китая есть определенное недопонимание, и сейчас, как россиянин, я бы хотел устранить его. 

В наши дни из-за недопонимания в мире разгорается множество конфликтов. Все эти конфликты нужно решать посредствам диалога и обретения ясного понимания ситуации. Это очень важно. Силой такие проблемы не решаются. Китайцы же используют насилие – убивают тибетцев, сажают их в тюрьмы... Поэтому тибетцам, живущим в Тибете, остается только одно – сжигать себя. И это очень печально. К этому дню уже более 125 человек пожертвовали собой – совершили самосожжения. Тибетцы не хотят наносить вред китайцам, поэтому им остается только одно средство, чтобы выразить свой протест против китайского режима, – сжигать свои тела. Я бы хотел, чтобы в нашем мире такого не происходило, поэтому я прошу всех политических лидеров: «Пожалуйста, посодействуйте организации мирных переговоров, чтобы эта проблема разрешилась мирно».      

Если одна такая проблема будет решена мирно, тогда многие другие народы последуют такому же примеру. Если по прошествии стольких лет тибетский вопрос так и не решится мирно, то и в других странах скажут, что их проблемы мирно не решить. А это косвенное побуждение к насилию и терроризму. Некоторые представители молодого поколения тибетцев говорят, что они устали пытаться решить эту проблему мирно и хотят использовать другие методы. Если такой миролюбивый народ, как тибетцы, прибегнут к насилию, это станет очень опасным сигналом. Тогда в нашем мире все перейдут к насилию. 

Поэтому сегодня через средства массовой информации я бы хотел попросить всех политических лидеров постараться искренне решить эту проблему. Помогите мирно решить тибетский вопрос!  

Как вы отмечаете, в Калмыкии есть не очень состоятельная прослойка населения, кто не может позволить себе дорогостоящие поездки. Также и на Байкал поехать могут далеко не все желающие. В связи с этим я хотел бы спросить, возможно ли в Калмыкии строительство ретритного центра, аналогичного байкальскому? Я думаю, что он мог бы быть очень полезен для нашей молодежи. 

Я считаю, что это важный момент. В Калмыкии тоже должен быть свой медитационный центр, где люди могли бы развивать свой ум. Это хорошая мысль. Может быть, вы могли бы обратиться к правительству, чтобы оно оказало поддержку этому проекту. Ко мне обращаются с такими просьбами в Туве, калмыки тоже об этом просят. Так в будущем жители Калмыкии могли бы развивать шаматху на собственной земле. В будущем все больше людей захотят проводит ретриты, и одного байкальского медитационного центра на всех будет недостаточно, поэтому важно, чтобы в каждом регионе существовал свой медитационный центр для развития ума. 

Также для молодого поколения важно, когда они видят медитационный центр, вспоминать, что их родители медитировали, и стараться следовать их примеру. Кроме того, когда люди уходят на пенсию, они становятся свободны от мирских дел. Тогда им остается только одно – медитировать. Так, для пенсионеров было бы хорошо иметь место для медитации. 

Итак, это хорошая идея, подумайте, что можно сделать, и я поддержу этот проект. В настоящий момент центр Ченрези занят строительством здания центра в Элисте. Пока они еще не справились с этой задачей, и браться за новое строительство им было бы трудно. Но держите это в уме, и постепенно все это будет возможно. 

Хорошие дела можно осуществить, только если действовать сообща, целым коллективом. Потому что для хорошего дела трудно найти финансовую поддержку и рабочую силу. А если вы задумываете что-то плохое, то сразу находятся спонсоры. Если вы захотите учинить беспорядок и дисгаромнию в Калмыкии, то вас тут же начнут спонсировать из Европы, Америки и т. д. А благие дела никто спонсировать не будет. Поэтому важно самим находить бюджет для таких проектов. Мы не должны зависеть от каких-либо спонсоров. Наши предки строили храмы своими силами, и мы можем делать это сами. Если мы делаем это сами, то нам не приходится выполнять чьи-то условия. А в наши дни, если кто-то ставит условия, их выполнение едва ли принесет благо. Духовным людям не нужны какие-либо условия, нам нужно делать дела ясно и чисто ради блага людей. Поэтому не ждите поддержки спонсоров. 

Нам нужен простой ретритный центр, не требующий больших затрат. Если центр будет очень красивым, он станет объектом конфликтов. В прошлом люди жили просто, но внутри были очень богатыми. Нам тоже внешне надо быть простыми, а внутри по-настоящему богатыми. Это наша стратегия. Поэтому нам не нужно слишком зависеть от финансов.    
 

Я думаю, что вы очень много сделали для того, чтобы произошло оживление в реализации строительства буддийского комплекса на Поклонной горе в Москве. Вы не могли бы об этом немного рассказать?  

Я могу сказать, что среди буддийских общин нет гармонии. Я встречался с представителем мера Москвы, ответственным за это строительство, и он мне рассказал о том, что среди самих буддистов нет согласия в данном вопросе и что в этом состоит основная проблема. Он спросил меня, какова моя позиция и готов ли я взять на себя ответственность в этом вопросе, на что я ему ответил, что мне не нужны храмы. Если из-за храмов разгораются конфликты и дисгармония, то мне не нужны такие храмы. Поэтому я сказал ему, что, кто бы ни построил этот храм, я буду высоко это ценить, но сам я не хотел бы возглавлять этот проект. Ведь если среди буддийских групп нет гармонии, то он станет объектом конфликтов. Лучше вообще не иметь храмов, из-за которых возникает дисгармония и конфликты. Поэтому буддийские мастера говорили: «Делайте упор на создание внутреннего храма, а не внешнего», и это важный совет. Если вы строите внутренний храм, он не становится объектом конфликтов. Поэтому стройте красивый храм в своем уме, а появится храм на Поклонной горе или нет – это не будет иметь особого значения для возрождения буддизма. Москва – не буддийская республика, поэтому появится там буддийский храм или нет – для меня это не так важно. 

У нас есть Московский буддийский центр Ламы Цонкапы, который располагается в полуподвальном помещении. Там даются учения. Центр очень простой, но внутри проводится эффективная работа на благо людей. Этого достаточно. А поскольку это подвал, из-за него не возникает конфликтов.