Краткая биография досточтимого Учителя Геше Джампа Тинлея до приезда в Россию

    В поселении тибетских беженцев на юге Индии 5 июня 1962 года родился мальчик, которого назвали Вангчен Тинлей. Его отца звали Пема Дамдуль, он был одним из тех, кто в 1959 году ушел из Тибета в Индию вместе с юным Его Святейшеством Далай Ламой XIV Тензином Гьяцо после трагических событий, случившихся в Лхасе 10 марта 1959 года. Они покинули родину, чтобы в индийской эмиграции продолжить ненасильственную борьбу за свободу Тибета и сохранение буддийской цивилизации. В среде первых тибетских колонистов отец нашего Учителя был одним из авторитетных людей – оракулом, знатоком традиционной культуры. Он ушел из жизни, когда сын уже был в России. Его мать зовут Намган Кипа. У него был младший брат Чомпел, который скончался в Калмыкии в то время, когда Геше Тинлей уже находился

в России: он давал в это время учение в Бурятии. Вдова Чомпела, Яндрон, живет со свекровью в тибетской колонии на юге Индии и воспитывает двоих детей.
Из детских воспоминаний Учителя:«КОГДА Я БЫЛ РЕБЕНКОМ, МЫ ЖИЛИ ОЧЕНЬ ПРОСТО. ВО ВРЕМЯ ПРЕБЫВАНИЯ В НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ И ТЕПЕРЬ, ЖИВЯ В РОССИИ, Я ОТВЕДАЛ МНОГО РАЗНЫХ ИЗЫСКАННЫХ БЛЮД. НО Я ВСПОМИНАЮ КАК САМУЮ ВКУСНУЮ ЕДУ ПИЩУ МОЕГО ДЕТСТВА: ЧАСТО ЭТО БЫЛИ ТОЛЬКО ХЛЕБ И ВОДА. НЕСМОТРЯ НА БЕДНОСТЬ, МЫ ВЕЛИ ОЧЕНЬ СЧАСТЛИВУЮ ЖИЗНЬ. ОТЕЦ НИКОГДА НЕ НАКАЗЫВАЛ МЕНЯ, ХОТЯ Я БЫЛ ОЗОРНИКОМ, ЭТИМ ЗАНИМАЛАСЬ МАМА: ОНА ЩИПАЛА МЕНЯ В МЯГКИЕ МЕСТА, НО Я БЫЛ ХИТРЫМ МАЛЬЧИКОМ: ЗАРАНЕЕ НАДЕВАЛ НА СЕБЯ НЕСКОЛЬКО ШТАНОВ, И МАМИНЫ ЩИПКИ НЕ БЫЛИ БОЛЕЗНЕННЫМИ. Я ОЧЕНЬ ЛЮБИЛ В ДЕТСТВЕ СЛУШАТЬ ОТЦА ОН РАССКАЗЫВАЛ ПО ВЕЧЕРАМ ЭПОС «ГЭСЭР» ИЛИ ОДНУ ИЗ ТЕХ УДИВИТЕЛЬНЫХ ИСТОРИЙ, КОТОРЫЕ ОН ЗНАЛ ВО МНОЖЕСТВЕ, О ПРИНЦЕ- БОДХИСАТТВЕ ПО ИМЕНИ ДАВА И ДРУГИЕ».
    Здесь, в Kamp-3, в тибетской колонии близ индийского города Майсур, живет до сих пор почтенная мать Учителя, Амала Намган. С россиянами она встретилась впервые в Бодхгайе в 2002 году. После этого кто-нибудь из учеников Геше-ла навещает её, когда совершает паломничество в монастырь Сера, находящийся неподалеку от родной колонии Геше-ла.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    Ребенок был долгожданным первенцем в семье. Его мать, почтенная Амала Намган, совершила паломничество ко всем святым местам Индии, вознося к Будде и всем божествам молитву о даровании ей сына, и когда ей было уже сорок лет, её молитва исполнилась. Она рассказывает: «Мой сын стал одним из первых детей, родившихся в нашей колонии. Это было очень трудное время – самые первые годы жизни в
положении беженцев в Индии, время привыкания к тяжелому для нас климату и борьба за выживание. Его рождение совпало с двумя примечательными событиями в жизни поселения: к нам приехал Его Святейшество Далай Лама, и на нашей земле забил водный источник, а до этого момента все жители поселения очень мучились из-за отсутствия воды. Новорожденный лежал в тени дерева. Его Святейшество взял его на руки и сказал: «Берегите этого ребенка!». Когда в 2002 году в Бодхгайе кто-то из учеников Геше-ла спросил Амалу Намган, каким был Геше-ла в детстве, и действительно ли он был хулиганом, как рассказывает своим ученикам, она ответила: «Он никогда не проявлял никаких дурных наклонностей и не
совершал ничего плохого». А вот что говорил в связи с этим сам Геше-ла: «ПОДРОСТКОМ Я СТАЛ ВОДИТЬСЯ С «ДУРНОЙ КОМПАНИЕЙ». ЧУВСТВУЯ, ЧТО МАМА БЕСПОКОИТСЯ, Я СКАЗАЛ ЕЙ: «НЕ ТРЕВОЖЬСЯ, МАМА, В БУДУЩЕМ Я ХОЧУ ПОМОГАТЬ ТАКИМ ЛЮДЯМ, ПОЭТОМУ СЕЙЧАС ХОЧУ УЗНАТЬ ИХ ЛУЧШЕ».
    По окончании Центральной школы для детей тибетских беженцев в 1978 году Вангчен Тинлей поступил в Центральный тибетский институт в Сарнатхе (близ Варанаси, Индия) и, пройдя в течение семи лет базовый
курс буддийской философии и обучение языкам, получил современное гуманитарное образование на уровне международных стандартов. Этот Институт был учрежден Его Святейшеством Далай Ламой и индийским правительством, и в настоящее  время является ведущим центром мировой тибетологии и престижным университетом, в котором наряду с интеллектуальной элитой тибетской молодежи учатся также индийские студенты, а также студенты из других стран. Его выпускники владеют санскритом, хинди и английским языком. Сотрудники    Центральной    Тибетской Администрации, многие известные деятели и лидеры тибетской эмиграции получили образование именно в этом Институте. Долгое время его возглавлял профессор Самдонг Ринпоче, высокообразованный ученый и монах, который в настоящее время является первым демократически избранным главой тибетского правительства в изгнании. Он является одним из духовных наставников досточтимого Геше Тинлея. Нынешний директор Института Геше Нгаванг Самтен
также выпускник Института, студенческий товарищ Геше Тинлея, который помнит его как Вангчена Тинлея. Во время своего визита в Улан-Удэ в 2006 году Геше Самтен посетил Геше-ла в его резиденции и, по его признанию, это были очень счастливые часы встречи со старым другом.

 

Досточтимый Геше Тинлей с одним из своихзападных друзей в период работы в Новой Зеландии
 
    В 1985 году Вангчен Тинлей окончил институт со степенью «шастри» (бакалавр) буддийской    философии,    санскрита, тибетского и английского языков и был направлен преподавателем тибетского языка в буддийский институт «Дордже Чанг», учрежденный Фондом сохранения традиций
Махаяны в Окленде, Новая Зеландия. Он работал там также переводчиком.
        В это время он продолжил углубленное изучение буддийской философии и практики Дхармы под наставничеством знаменитого мастера Геше Нгаванга Даргье, а также широко известного на Западе Ламы Сопа и других Учителей. И в этот период своей жизни, в возрасте 25 лет, в 1987 году он принял обеты монаха-гелонга от Его Святейшества Далай Ламы и получил духовное имя Джампа Тинлей. В переводе с тибетского оно означает – «Деятельная Любовь». Лама Сопа сказал во время лекции, прочитанной им для учеников Геше-ла в Бодхгайе в 2002 году: «Я очень ценю деятельность Геше Тинлея по распространению Учения в России. Он – исключительный человек: в то время когда другие люди, имеющие монашеские обеты, попав на Запад, расстаются со своими обетами, он, приехав на Запад светским человеком, решился здесь принять монашество. Это – уникальный случай». Как сказала Амала Намган, Геше-ла в период своей жизни в среде западных людей почувствовал сильное разочарование в мирской жизни и в своейдеятельности на Западе.

 

Одна из хижин йогинов-затворников в горах над
Дхармасалой. В одной из таких хижин Геше Джампа Тинлей провел трехлетнее затворничество

«В ЮНОСТИ Я БЫЛ НАСТРОЕН ОЧЕНЬ СКЕПТИЧЕСКИ ПО ОТНОШЕНИЮ К РЕЛИГИИ: Я ЗНАЛ, ЧТО ЛЮДИ НЕРЕДКО УБИВАЮТ ДРУГ ДРУГА И ВЕДУТ ВОЙНЫ ВО ИМЯ РЕЛИГИИ, И ВСЁ, ЧТО ИМЕЕТ ОТНОШЕНИЕ К РЕЛИГИИ, ПРЕДСТАВЛЯЛОСЬ МНЕ НЕНУЖНЫМ ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. НО ЗАТЕМ, ПО МЕРЕ ИЗУЧЕНИЯ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ, У МЕНЯ СТАЛ РАЗВИВАТЬСЯ ИНТЕРЕС К НЕЙ. В КАКОЙ-ТО МОМЕНТ ВО МНЕ ЗАРОДИЛОСЬ И СТАЛО РАСТИ ЖЕЛАНИЕ ВИДЕТЬ ВСЕХ ЛЮДЕЙ СЧАСТЛИВЫМИ. Я НАЧАЛ ОСОЗНАВАТЬ, КАКУЮ ОГРОМНУЮ РОЛЬ В НАШЕЙ ЖИЗНИ ИГРАЮТ ЛЮБОВЬ И СОСТРАДАНИЕ, СОСТАВЛЯЮЩИЕ ОСНОВУ БУДДИЙСКОЙ ЭТИКИ. Я ПОНЯЛ, ЧТО БУДДИЙСКОЕ УЧЕНИЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ СВОДОМ ДОГМАТОВ, КОТОРЫМ НУЖНО СЛЕПО СЛЕДОВАТЬ. ЕСЛИ БЫ ЭТО БЫЛО ТАК, ТО Я НИКОГДА НЕ СТАЛ БЫ МОНАХОМ. Я УВИДЕЛ В БУДДИЗМЕ НАУКУ ОБ УМЕ. ОН ДАЛ МНЕ НЕКОТОРЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ЖИЗНИ, ЗАКОНОВ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МОЕГО СОБСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ. Я НАЧАЛ ПОНИМАТЬ, ЧТО ПОСРЕДСТВОМ ПРАКТИКИ МОГУ ПОСТЕПЕННО ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ДУРНЫХ КАЧЕСТВ И РАЗВИТЬ В СЕБЕ КАЧЕСТВА ПОЗИТИВНЫЕ. ЗАТЕМ Я НАЧАЛ ЗАДУМЫВАТЬСЯ НАД БОЛЕЕ ГЛУБОКИМИ ФИЛОСОФСКИМИ ПРОБЛЕМАМИ НАПРИМЕР, ПРОБЛЕМОЙ СУЩЕСТВОВАНИЯ ЖИЗНИ ПОСЛЕ СМЕРТИ. ЕСЛИ ДАЖЕ МАТЕРИЯ НЕ ИСЧЕЗАЕТ, КАК УТВЕРЖДАЮТ ЗАПАДНЫЕ УЧЕНЫЕ, ТО КАК ЖЕ МОЖНО УТВЕРЖДАТЬ, ЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ ИСЧЕЗАЕТ ПОСЛЕ СМЕРТИ? ТАК Я ПОСТЕПЕННО СТАЛ СМОТРЕТЬ НА МИР ГЛАЗАМИ БУДДИСТА. Я СТАЛ МОНАХОМ ЛИШЬ В ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ЛЕТ, ПОСЛЕ ТОГО КАК ТЩАТЕЛЬНО ВСЁ ОБДУМАЛ И ИЗУЧИЛ. КОГДА Я ПОНЯЛ, ЧТО СОСТОЯНИЕ БУДДЫ СУЩЕСТВУЕТ НЕ ВНЕ ЧЕЛОВЕКА, А ИЗНАЧАЛЬНО ЕМУ ПРИСУЩЕ, У МЕНЯ ВОЗНИКЛО СИЛЬНОЕ ЖЕЛАНИЕ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ТЕХ КАЧЕСТВ, КОТОРЫЕ МЕШАЮТ ЕГО ПРОЯВЛЕНИЮ ВО МНЕ. Я ПОНЯЛ, ЧТО НУЖДАЮСЬ В МЕДИТАТИВНОМ ОПЫТЕ. Я ПОПРОСИЛ ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВО ОБ АУДИЕНЦИИ И СКАЗАЛ ЕМУ, ЧТО ВИЖУ БУДДИЗМ КАК НАУКУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УМА, И ЧТО ТАКОЙ ПОДХОД МОЖЕТ БЫТЬ ТАКЖЕ ПОЛЕЗНЫМ И ДЛЯ ДРУГИХ, ОДНАКО, ЕСЛИ МОЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ НЕ БУДЕТ ПОДКРЕПЛЕНО ДУХОВНОЙ ПРАКТИКОЙ, ЭТО БУДУТ ЛИШЬ ПУСТЫЕ СЛОВА. И ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВО БЛАГОСЛОВИЛ МЕНЯ НА ТРЕХЛЕТНЕЕ УЕДИНЕНИЕ ДЛЯ ЗАНЯТИЙ МЕДИТАЦИЕЙ».

     В течение трех лет досточтимый Геше Тинлей, которого все знали в этот период его жизни под именем Вангчен Тинлей, занимался интенсивной медитацией высоко в горах над Дхарамсалой, неподалеку от того места, где когда-то занимался медитацией сам Его Святейшество Далай Лама, как рассказывал об этом автору этих строк тибетский йогин Геше А’Джампа, который был одним из немногих соседей нашего Учителя во время этого затворничества и до сих пор продолжает там медитировать. Досточтимый Геше Тинлей жил, как и другие йогины, в домике, собственноручно возведенном из камней, где не было ни света, ни отопления, откуда за водой приходилось ходить по опасной узкой тропке, затрачивая на это два часа, и занимался медитацией над темами «Ламрима», а также практиковал тантру Ямантаки. Некоторое время он жил повыше этого места, поселившись в голой пещере, и обходился без пищи, питаясь специальными пилюлями – чуленами. Геше А’Джампа показывал ту пещеру. Когда видишь собственными глазами экстремально суровые условия, в которых живут и практикуют тибетские йогины, становится понятно, какое сильное отречение и силу духа надо иметь, чтобы практиковать Дхарму так, как это делал и делает Учитель.

«ТРЕХЛЕТНЕЕ ЗАТВОРНИЧЕСТВО ДАЛО МНЕ ОЧЕНЬ МНОГОЕ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ОСОЗНАНИЕ ТОГО, ЧТО ПРОГРЕСС НЕ БЫВАЕТ МГНОВЕННЫМ, ЧТО ДУХОВНОЕ РАЗВИТИЕ ЭТО ПОСТЕПЕННЫЙ ПРОЦЕСС, ДВИЖЕНИЕ К ЦЕЛИ ШАГ ЗА ШАГОМ».
   Во время затворничества досточтимый Геше Тинлей, в то время простой гелонг Джампа Тинлей, иногда спускался вниз, в Дхарамсалу, в резиденцию Его Святейшества Далай Ламы, чтобы получать от него инструкции для своей медитации. Во время публичных учений Его Святейшество дает обычно передачи текстов и посвящения. Геше Тинлей имел счастье получать лично от него подробные комментарии,предназначенныедляпрактики. «Солнце моего ума» – так называет Геше-ла своего драгоценного Гуру. Как-то однажды Его Святейшество настойчиво посоветовал ему разыскать в горах Пано Ринпоче. «Это один из мастеров, которые встречаются крайне редко. Ты не будешь встречаться с такими Гуру снова и снова. Пойди и получи от него учение», – сказал он. Геше Тинлею не доводилось прежде слышать это имя, к тому же он был всем сердцем предан Его Святейшеству, своему главному Учителю и при следующей встрече, когда Его Святейшество поинтересовался, виделся ли он с Пано Ринпоче, Геше-ла признался, что не хочет иметь слишком много духовных наставников. На это Учитель сказал ему: «Твой ум очень упрям. Но ты должен отправиться к Пано Ринпоче, познакомиться с ним и сам убедиться в том, что это подлинный Учитель и что таких мастеров Дхармы, как он, чрезвычайно мало». Пано Ринпоче был тайным йогином. Его Учителем был Чобдэн Ринпоче, один из самых выдающихся Лам Тибета, подлинный Бодхисаттва. Сам Пано Ринпоче также реализовал просветленное сознание Бодхисаттвы. Геше Тинлей при встрече с ним понял, что имеет с ним очень сильную кармическую связь. Он получил от него очень подробные наставления о методе порождения Бодхичитты, который совмещает оба классических подхода – Майтрейи/ Асанги/Атиши и Манджушри/Нагарджуны/Шантидевы/Атиши.
«ДЛЯ МЕНЯ ЭТО УЧЕНИЕ ОКАЗАЛОСЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ПОЛЕЗНЫМ. ОНО ЯВИЛОСЬ ИСТИННЫМ СОКРОВИЩЕМ. ИСХОДЯ ИЗ ИМЕЮЩЕГОСЯ У МЕНЯ ОПЫТА МЕДИТАЦИИ , ХОТЯ И НЕБОЛЬШОГО, МОГУ С ОПРЕДЕЛЕННОСТЬЮ УТВЕРЖДАТЬ, ЧТО ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СТАНЕТ ПРАКТИКОВАТЬ ЕГО, ИСПЫТАЕТ НА СЕБЕ ЕГО ПОЛЕЗНЫЙ ЭФФЕКТ».
    Его Святейшество Далай Лама и Пано Ринпоче передали Геше-ла учение о Бодхичитте вместе со всеми сущностными наставлениями и тайными инструкциями, а Геше Нгаванг Даргье был его Ваджрным Наставником. Из других Лам, от которых Геше-ла получал наставления и коих почитает в равной степени в качестве своих Гуру, особое значение для него имеет Геше Намгьял Вангчен. Это выдающийся буддийский философ современности, один из самых тонких знатоков доктрины Пустоты, Лама из дацана Лоселинг (монастырь Дрепунг), которого Геше-ла с уважением называет «современным Атишей», потому что он – по-настоящему великий Лама, держатель обширной и глубинной Дхармы, Учитель очень многих современных тулку и высокообразованных геше. Он долгое время жил в Англии и является гражданином Великобритании, но по просьбе Его Святейшества вернулся в Лоселинг, чтобы руководить философским образованием юного перерожденца старшего духовного наставника Его Святейшества Далай Ламы, Линга Ринпоче. Геше-ла познакомил своих учеников с Геше Вангченом, а также с Лингом Ринпоче. Геше Вангчен дал для российских паломников в Бодхгайе в 2002 году краткое, но очень насыщенное учение об основоположениях Дхармы, а также предоставил монашеские обеты рабжунмы трем ученицам Геше Тинлея. О самом Геше Тинлее он сказал: «Мы с Геше-ла очень близки. Я высоко ценю ту работу, которую он уже много лет ведет в России, невзирая на трудности».

 

Досточтимый Геше Намгьял Вангчен

 

«Я ПОТОМУ ТАК БЫСТРО РАЗВИВАЛСЯ, ЧТО ВЫЗЫВАЛ НА ДИСПУТ ВЕЛИКИХ БУДДИЙСКИХ ФИЛОСОФОВ СОВРЕМЕННОСТИ».

   Учителя Геше Тинлея – самые выдающиеся буддийские   Ламы   современности.   В течение многих лет он изучал буддийскую философию, вызывал на диспуты великих буддийских ученых, тщательно собирал устные инструкции, предназначенные для медитации, пока не подготовил базу знаний, достаточную для успешной медитации. Он ушел в горы, когда был вполне готов к практике медитации. По воспоминаниям Геше Тинлея, три года, проведенные им в медитации, были самым счастливым временем его жизни. Он ушел в горы, когда созрел, для того чтобы до конца своих дней жить там и заниматься медитацией. Вместе со своим другом, который по соседству с ним занимался медитацией, он планировал, забрав с собой столько текстов, сколько они смогут унести с собой, уйти навсегда вглубь Гималаев и, отрезав все связи с миром, посвятить всё свое время интенсивной медитации. Он не помышлял о том, чтобы учить других, ибо понимал, что собственная практика – с точки зрения помощи другим существам – это нечто гораздо более важное, чем даже даяние Дхармы.

 

 

 
 
Геше Тинлей беседует со своим Учителем
Геше Вангченом

«ЧЕРЕЗ ТРИ ГОДА ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВО ПРИЗВАЛ МЕНЯ К СЕБЕ И СКАЗАЛ, ЧТО ОЧЕНЬ ВАЖНО, ЧТОБЫ КТО-НИБУДЬ ПОЕХАЛ В РОССИЮ В КАЧЕСТВЕ ЕГО ДУХОВНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ, ПОСКОЛЬКУ В ТРЕХ БУДДИЙСКИХ РЕСПУБЛИКАХ (БУРЯТИЯ, КАЛМЫКИЯ, ТУВА) В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ПРОИСХОДИТ ПРОЦЕСС ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ, ОСНОВУ КОТОРЫХ СОСТАВЛЯЕТ БУДДИЗМ. ОН СКАЗАЛ, ЧТО У НЕГО СОЗДАЛОСЬ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ЧТО Я ЯВЛЯЮСЬ ПОДХОДЯЩЕЙ КАНДИДАТУРОЙ НА ЭТОТ ПОСТ, ПОСКОЛЬКУ ЭТО ДОЛЖЕН БЫТЬ ЧЕЛОВЕК, ГОВОРЯЩИЙ ПО-АНГЛИЙСКИ, СОВРЕМЕННЫЙ, РАЗБИРАЮЩИЙСЯ В БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ИМЕЮЩИЙ МЕДИТАТИВНЫЙ ОПЫТ. ВНАЧАЛЕ Я БЫЛ СКЛОНЕН ОТКАЗАТЬСЯ, НО, КАК ОБЪЯСНИЛ МНЕ ОДИН ЙОГИН, Я ИМЕЮ ОСОБУЮ КАРМИЧЕСКУЮ СВЯЗЬ С РОССИЕЙ, ОСОБЕННО С ОЗЕРОМ БАЙКАЛ, ПОСЛЕ РАЗМЫШЛЕНИЙ Я СОГЛАСИЛСЯ ПОЕХАТЬ В РОССИЮ. И В АПРЕЛЕ 1993 ГОДА Я ПРИЕХАЛ В МОСКВУ».
 

          <-Назад                 ->Читать далее                      <-Биография