Как начиналась деятельность духовного представителя Его Святейшества Далай Ламы XIV в России досточтимого Геше Джампа Тинлея (1993–1994 гг.)

    Пожалуй, одним из самых первых людей, с которыми молодой посланник Его Святейшества Далай Ламы познакомился на российской земле, был Борис Дондоков. Этот высокообразованный человек, свободно владеющий несколькими европейскими языками, жил во Франции и объездил полмира. Именно ему было суждено стать первым переводчиком и первым учеником досточтимого Геше Тинлея. В то время он был аспирантом кафедры романской филологии Санкт-Петербургского    государственного педагогического университета им. Герцена и одним из активистов возрождающегося Санкт-Петербургского дацана Гунзэчойнэй. За месяц до своей исторической встречи с Учителем Борис Дондоков прочитал в газете «Мандала» (Издание Фонда сохранения традиций Махаяны) статью о назначении Ламы Тинлея духовным представителем Его Святейшества Далай Ламы в России. В этой статье была дана его краткая биография – что он окончил Высший тибетский институт в Варанаси, работал переводчиком в тибетском буддийском центре в Новой Зеландии и принял там монашеские обеты. Б. Дондоков вспоминает: «Меня больше всего удивило, что этот монах после возвращения из Новой Зеландии в Индию провел три года в медитативном затворничестве в Гималаях, в горах над Дхармасалой, получая периодически наставления от Его Святейшества Далай Ламы и других больших Учителей». В то время настоятелем дацана Гунзэчойнэй был бурятский Лама Данзан Хайбзун Самаев. Он пригласил только что прибывшего в Москву Ламу Джампа Тинлея посетить Санкт-Петербургский дацан. Борис Дондоков вместе с заместителем настоятеля Санкт-Петербургского дацана Будой Бадмаевым встречал на Московском вокзале высокого гостя. Из воспоминаний Б. Дондокова: «Стояло хмурое питерское утро апреля 1993 года. Из вагона вышел смуглый, худой молодой человек в одеянии буддийского монаха. Он очень светло улыбнулся, и питерское утро преобразилось. Мы преподнесли ему хадак и повезли его в дацан». Настоятель Данзан-Хайбзун попросил Ламу Тинлея дать наставления для хувараков дацана. Я с волнением переводил с английского языка первые лекции Учителя в России. Затем он дал для буддистов Питера наставления по шаматхе. Тогда я начал понимать, насколько глубоки познания Учителя в буддийской философии».
    «ДЕВЯТИЧЛЕННАЯ ЙОГА ДЫХАНИЯ, ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ МЕДИТАЦИЯ, КОТОРУЮ НЕОБХОДИМО ВЫПОЛНЯТЬ ПЕРЕД ПРАКТИКОЙ ШАМАТХИ, РАЗВИТИЯ КОНЦЕНТРАЦИИ СОЗНАНИЯ, ЭТО ПОИСТИНЕ ПОЛЕЗНАЯ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ МЕДИТАЦИЯ. КОГДА Я МЕДИТИРОВАЛ В ГОРАХ, Я НЕ ОБРАЩАЛСЯ К ВРАЧАМ. ЭТО БЫЛО МОЕ ЛЕКАРСТВО. С ТЕХ ПОР КАК Я СПУСТИЛСЯ, У МЕНЯ СТАЛО МЕНЬШЕ ВРЕМЕНИ ДЛЯ МЕДИТАЦИИ, И МНЕ ПРИХОДИТСЯ В МОСКВЕ ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ ОБРАЩАТЬСЯ К ВРАЧУ. ВЕЛИКИЙ АТИША ГОВОРИЛ, ЧТО РАЗВИТИЕ ШАМАТХИ ПОЛЕЗНО КАК ДЛЯ СЕБЯ, ТАК И ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДРУГИХ СУЩЕСТВ. ОН ОБЪЯСНЯЛ, ЧТО КАК НЕ МОЖЕТ БЕЗ КРЫЛЬЕВ ПОЛЕТЕТЬ ПТИЦА, ТАК ЖЕ И ПРАКТИКУЮЩИЙ БЕЗ ШАМАТХИ НЕ МОЖЕТ «ПОЛЕТЕТЬ» НИ ДЛЯ СВОЕГО СОБСТВЕННОГО БЛАГА, НИ ДЛЯ БЛАГА ДРУГИХ».
    Из воспоминаний Б. Дондокова: «В июне 1993 года Учитель выехал в свою первую поездку по России. Его пригласили в Туву. Надо отдать должное Соднам-башкы из Тувы: он проявил инициативу и первым пригласил Учителя с просьбой даровать учение. Я по просьбе тувинской Сангхи сопровождал Учителя в этой поездке. Тогда он не знал ни одного слова по-русски. В Туве мы посетили множество районов, были в отдаленных селах, где Учитель, пренебрегая своим здоровьем (тогда он был серьезно болен, о чем мы узнали позже), давал наставления по принятию Прибежища и по «Ламриму». Я помню, с каким вниманием и волнением слушали слова Учителя люди в этих отдаленных тувинских селах. Эти слова были как первые капли июньского дождя, падающие на иссохшую, жаждущую воды землю. С какой благодарностью провожали они Учителя после получения его благословения! Иногда во время этих поездок происходили курьезные случаи. Учитель попросил меня научить его здороваться и прощаться по-русски. Мы прилетели из Москвы в Кызыл. Учителя встречают официальные лица, он протягивает каждому руку и говорит: «До свидания!» Встречающие   с   удивлением   говорят: «Здравствуйте, ведь мы ещё будем с Вами!». Учитель перепутал слова «здравствуйте» и «до свидания». Это стало потом поводом для веселого смеха».
 
 
 
 
Геше Джампа Тинлей и д-р Нгаванг, глава
Центра тибетской культуры и информации
в Москве, встречаются в День Тибета с
буддийской общественностью Санкт-Петербурга
(10 марта 1   )

 

 

    В Туву Геше-ла прибыл впервые 5 июня 1993 года. В этот день ему исполнился ровно тридцать один год. Он провел ознакомительную поездку по столице Тувы, Кызылу и провел встречи с общественностью во вновь учрежденном Дхарма-центре имени Его Святейшества Далай Ламы, а также в Краеведческом музее. Он дал во время этих встреч вводные наставления и обеты Прибежища. Затем состоялись поездки по районам республики, и Учитель даровал первый дженанг. Это был дженанг Белой Тары. Для Учителя первые годы пребывания в России были трудными из-за состояния его здоровья, так как почти сразу по приезде в Россию он попал в больницу. Тем не менее, он, кроме того, что читает лекции по буддийской философии в Москве, Санкт-Петербурге, Калмыкии, Бурятии, Туве, также с великим усердием трудится в офисе Центра тибетской культуры и информации в Москве. Чтобы не терять напрасно драгоценное время, он тут же, на рабочем месте, продолжает свои углубленные занятия буддийской философией – постоянно читает классические буддийские тексты и занимается духовной практикой в повседневной жизни. Даже нахождение в больнице явилось для него очень хорошей ситуацией, подходящей для практики Лочжонг, тренировки ума. Он изучает самостоятельно русский язык. В этот период было подготовлено пособие для лиц, изучающих тибетский язык (Улан-Удэ, 1995). 
    Вскоре после посещения Тувы летом 1993 года Учитель посетил также Республику Бурятия, где он дал первое публичное учение, Агинский Бурятский автономный округ и Республику Калмыкия. В Улан-Удэ он прилетел 6 июля 1993 года вместе с группой из пяти высокообразованных тибетских монахов, выпускников философского Гоман-дацана. Их направила в Бурятию по распоряжению Его Святейшества Далай Ламы тибетская Сангха. В своей проповеди в Иволгинском дацане, прозвучавшей в сентябре 1992 года, Его Святейшество подчеркнул, что Учение Будды, которое лежит в основе национальной культуры бурят, – это не только вера, но и знание. Он сказал: «Вы должны изучать древние книги, анализировать изложенные там наставления. Одной голой веры недостаточно. Распространение буддизма – это не только строительство храмов, но и усердное изучение Дхармы»2. Эту мысль о необходимости изучения классических буддийских знаний и философии Его Святейшество    постоянно    повторяет тибетцам и представителям монгольских народов, ибо они имеют очень глубокую чистую веру, но недостаточно стремятся к изучению буддийской философии и теории. По мысли Его Святейшества, также важно, чтобы не только монахи, но и светские люди изучали Дхарму. Лама Джампа Тинлей сразу по прибытии в Улан-Удэ ознакомил журналистов и своих слушателей с проектами, которые способны оказать в России реальную помощь. Характерной чертой подхода Геше Тинлея, проявившейся с самых первых его шагов в деле распространения Дхармы и по настоящее время отличающей его проповедь буддийского Учения, является методика соединения традиций буддийского воспитания с современным стилем обучения. Одним из первых бурятских дацанов, если не самым первым, пригласившим духовного представителя Далай Ламы, стал Мурочинский дацан, где Шэрээтэ-ламой был в то время Дамба Аюшев. С тех самых пор между Геше Тинлеем и Дамбой Аюшевым, ставшим впоследствии Хамбо-ламой, главой БТСР, установились дружеские контакты и уважительное отношение друг к другу. Одним из первых журналистов, встретившихся с ним в Улан-Удэ, был Николай Бадмаринчинов

 

   
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Геше Тинлей в офисе Центра тибетской
информации и культуры в период официальной
деятельности в качестве духовного представителя
Его Святейшества Далай Ламы XIV (Москва, 1   )

 

 

(Газета «Буряад Yнэн»), впоследствии ставший первым председателем созданной в 1994 году с благословения Геше Тинлея буддийской общины «Арьяа – Баала». Из воспоминаний Н. Бадмаринчинова: «Впервые я встретил досточтимого Учителя на второй день после приезда в Улан-Удэ, 7 июля 1993 года, во время освящения дугана в КСК на проспекте Строителей, который в то время подчинялся Иволгинскому дацану. В первый приезд в 1993 году вместе с сотрудником БНЦ И.С. Урбанаевой, незадолго до этого избранной председателем вновь созданного Союза бурятской интеллигенции (я же был её заместителем), организовали в Малом зале Бурятской филармонии встречу с верующими и две лекции». Это произошло так. Вечером жаркого летнего дня 7 июля 1993 года автор этих строк встретился с Н. Бадмаринчиновым, чтобы обсудить план деятельности учрежденного несколькими днями ранее Союза бурятской интеллигенции. Николай Дабаевич поделился журналистской новостью: «В Улан-Удэ находится духовный представитель Его Святейшества Далай Ламы XIV Джампа Тинлей. Это – тибетский монах, буддийский философ, три года провел в горах в медитации. Он проведет здесь несколько дней». Из воспоминаний И. Урбанаевой: «Я навсегда запомнила, как резонировала в глубине моего существа услышанная весть. Появилось чувство, что нельзя упустить возможность познакомиться с этим монахом. И я воскликнула: «Так давайте же устроим встречу нашей интеллигенции с ним!». На следующий день в Малом зале филармонии собралось около сорока-пятидесяти человек, как запомнилось это самому Учителю. Он пришел на эту встречу в сопровождении переводчика Б. Дондокова и, хотя он общался со своими первыми слушателями через переводчика, было удивительное ощущение прямого контакта – от сердца к сердцу. И ещё возникло чувство чистоты и подлинности этого   молодого   тибетского   монаха, казавшегося хрупким юношей. Он сказал, что приехал по направлению Его Святейшества Далай Ламы всего на четыре года, чтобы помочь в деле возрождения буддизма, а затем он намерен вернуться в горы и продолжить свою медитативную практику. Навсегда запомнились сказанные им тогда слова: «ЭТО ХОРОШО, ЧТО ВОЗРОЖДАЮТСЯ  РАЗРУШЕННЫЕ ХРАМЫ,  СООРУЖАЮТСЯ НОВЫЕ ДАЦАНЫ  И СУБУРГАНЫ НА ВАШЕЙ ЗЕМЛЕ.  НО ГОРАЗДО БОЛЕЕ ВАЖНО, ЧТОБЫ  В СЕРДЦАХ ЛЮДЕЙ ВОЗРОДИЛАСЬ  ДХАРМА. ПОТОМУ ЧТО САМОЕ  ГЛАВНОЕ – ЭТО СОСТОЯНИЕ УМА  И СЕРДЦА. Я НЕ ИМЕЮ БОЛЬШИХ  ПОЗНАНИЙ В ДХАРМЕ, ЕСТЬ  МНОГО АВТОРИТЕТНЫХ И МУДРЫХ  ТИБЕТСКИХ ЛАМ, ОБЛАДАЮЩИХ  ОБШИРНЫМИ ПОЗНАНИЯМИ  И РЕАЛИЗАЦИЯМИ. НО ЕГО       СВЯТЕЙШЕСТВО НАПРАВИЛ МЕНЯ  СЮДА. ПО-ВИДИМОМУ, У МЕНЯ ЕСТЬ  КАРМИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ С ВАМИ. Я ХОЧУ  ПОМОЧЬ ВАМ В ИЗУЧЕНИИ ДХАРМЫ.  ПОСТАРАЙТЕСЬ ИСПОЛЬЗОВАТЬ  МЕНЯ МАКСИМАЛЬНО В ТЕЧЕНИЕ  ЭТИХ ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ, ПОКА Я БУДУ  ОСТАВАТЬСЯ В РОССИИ, ЧТОБЫ  ПОТОМ, КОГДА Я УЕДУ, У ВАС НЕ  БЫЛО СОЖАЛЕНИЙ ОБ УПУЩЕННЫХ  ВОЗМОЖНОСТЯХ».
    Во время той самой первой встречи  Учитель сказал, что считает главными три  направления возрождения и распространения  буддизма в России. Это – возрождение  монастырского   образования,   создание  Дхарма-центров для обучения светских  людей буддийской философии и медитации  и организация преподавания буддийской  философии в университетах и других учебных  заведениях. В своей статье «Явление Учителя»,  посвященной   десятилетнему   юбилею  деятельности досточтимого Геше Тинлея  в России, Н. Бадмаринчинов написал: «За  прошедшее 10-летие Геше Тинлей выполнил  огромный объем работы по всем этим  направлениям. Но особенно много он сделал  для просвещения мирян. Мне посчастливилось  все 10 лет находиться рядом с Учителем и могу  сказать, что выбор Его Святейшества был  безошибочен»3. В тот день, 8 июля 1993 года,  среди слушателей оказались люди, ставшие  навсегда учениками Геше-ла. Они уверены,  что были связаны с Геше Тинлеем в прошлых  жизнях. Тогда же прозвучала просьба,  обращенная к Учителю: «Пожалуйста, дайте  нам учение «Ламрим». Приезжайте снова!»  Из воспоминаний И. Урбанаевой: «Мы с  Николаем Дабаевичем заняли места за столом  президиума – как организаторы той первой  встречи с Учителем. Но по мере того как  Геше-ла говорил, у меня возникло ощущение  неловкости оттого, что я сижу рядом с ним,  и я тихонько переместилась в задние ряды  слушателей. Меня внезапно озарило: «Это мой  Учитель!» Наконец-то, неудовлетворенная ни  европейской философией, ни эзотерическими  учениями, ни традиционным бурятским

 

 

После лекции (Улан-Удэ, 1   )

 

 

 

 

шаманизмом, ни современными западными  духовными практиками, я обрела Учителя…».  В июле 1993 года Учитель прочитал две  лекции, посвященные введению в буддизм и  презентации Четырех Благородных Истин,  передал обет Прибежища и сделал устную  передачу мантр. Тем же летом он и другие  тибетские монахи посетили также Агинский  национальный  бурятский  округ.  Ламы  Агинского дацана официально приняли его  как духовного представителя Далай Ламы, они  принимали Учителя и в последующие годы.  Благодаря их поддержке состоялись лекции  Учителя для хувараков и светских людей в  Агинске и многих других селах округа. Из  воспоминаний У.А. Амаголоновой, пресс-  секретаря губернатора Агинского Бурятского  автономного округа и окружной Думы –  Парламента в период 1994-2003 гг.: «Ясным  утром бабьего лета 1994 года на Агинскую  землю прибыл духовный представитель Его  Святейшества Далай-ламы XIV Досточтимый  Тинлей Лама. Целью его официального  визита было посещение Агинского дацана и  освящение разрушенного в годы репрессий  Цугольского дацана, одного из величайших  и старейших на территории России центров  просвещения и буддийской философии,  величественного памятника архитектуры XIX  столетия.

 

Досточтимый Геше Тинлей в п. Агинское в 1    г. Слева от него – досточтимый Галсан-лама, А.Д. Амаголонова, справа стоит У. Амаголонова, пресс-секретарь автономного округа и окружной Думы – Парламента в период 1   –200 гг.

 

 Духовного представителя ЕгоСвятейшества,  Ламу Тинлея встречали с подобающими  его высокому рангу почестями губернатор  Агинского Бурятского автономного округа  Гуродарма Цэдашиев, председатель окружной  Думы – Парламента автономного округа  Владимир Рабданов, главы администраций  районов, представители депутатского корпуса,  руководители структурных подразделений  федеральных служб. Руководство автономного  округа оказало теплую встречу посланнику  Его Святейшества Далай-ламы XIV, оно было  очень радо тому, что через год после визита  Его Святейшества Агинская земля встретила  его   духовного   представителя.   После  официального приема, в сопровождении  ширетуя Агинского дацана Цырен-ламы  Дондукбаева, ректора Буддийского института  медицины и астрологии Бабу-ламы и других  высокопоставленных  Лам  Досточтимый  Лама Тинлей провел пресс-конференцию  для средств массовой информации и  дал интервью Агинскому телевидению.  Основной темой его пресс-конференции  было возрождение буддизма в Агинском  округе и в целом на территории России  – в традиционных буддийских республиках.  Он сказал тогда: «Народ, несмотря на годы  гонений на религию и лам, не потерял веру,  постарался сохранить и возродить буддизм.  Я, как посланник Его Святейшества Далай-       ламы, буду рад помочь бурятскому народу».  Журналистов    интересовали    вопросы,  касающиеся  непосредственно  буддизма,  перспективы его возрождения и развития в  округе. В то время у людей еще были живы  воспоминания о суровых временах репрессий в  отношении религии и буддийских ценностей.  Люди в Аге успели забыть многие буддийские  традиции и не так хорошо понимали буддизм,  хотя в душе, наверное, каждый человек имел  веру и понимал ценность нашей религии. Так  же как и Его Святейшество Далай-лама, его  представитель, Досточтимый Лама Тинлей  своим приездом вдохнул надежду на скорое  возрождение дацанов и духовных ценностей  буддизма. Во время торжественного ужина,  устроенного в честь Досточтимого Ламы  Тинлея, ламы Агинского дацана смогли  пообщаться с ним.   На  следующий  день,  рано  утром,  Досточтимый Лама Тинлей в сопровождении  ширетуя Агинского дацана Цырен-ламы  Дондукбаева, ректора Института буддийской  медицины и астрологии Бабу-ламы, лам  Агинского дацана, главы администрации  Могойтуйского района Б.О. Нимаосорова  посетил Цугольский дацан. Там его встретили,  держа хадаки в руках, старейшие бурятские  ламы. Представитель Его Святейшества в  своей речи подчеркнул, что Цугольский  дацан являлся старейшим в Забайкалье  дацаном, центром образования, философии,  слава которого гремела далеко за пределами  бурятского края. Здесь была одна из лучших  школ философии, медицины и астрологии.  Дацан имел лучшую по тем временам  типографию для печатания буддийских  манускриптов. В этом дацане ученые  ламы проводили философские диспуты. К  сожалению, почти все ламы не избежали  страшной участи – попали в жернова  репрессий и погибли в лагерях. Почтив их  память молитвами, духовный представитель  Его Святейшества лично провел обряд  освящения Цугольского дацана, после чего  состоялся хурал, в котором Досточтимый  Лама Тинлей принял участие вместе с  ламами Агинского и Цугольского дацанов.  После продолжительного молебна духовный  представитель Его Святейшества осмотрел  полностью все здание. Он легко взобрался       на второй этаж дацана, где было небезопасно  в связи с начавшимися строительно-  ремонтными работами. Сопровождавшим его  ламам и чиновникам пришлось последовать  за ним.  Затем   ламы   Цугольского   дацана  устроили праздник по поводу приезда  духовного представителя Его Святейшества  Досточтимого Ламы Тинлея и освящения  Цугольского дацана. Многие люди и сейчас  вспоминают то историческое событие, когда  приезжал духовный представитель Его  Святейшества Далай-ламы XIV Тинлей-лама.  Глубоко впечатались в память его лекции, его  знание философии, его потрясающая сила  энергии, проницательный ум, его молодость  и открытость».  В первые годы своей деятельности на  официальном посту духовного представителя  Его Святейшества Далай Ламы досточтимый  Геше Тинлей наряду с каждодневной  деятельностью в Центре тибетской культуры  и информации и чтением лекций для  московских и санкт-петербургских буддистов  посещал несколько раз в году буддийские  республики. В 1994 году Геше-ла дважды  посещал Туву и Бурятию. В Туве он был в  первый приезд с 30 июня по 7 июля. С 30  июня по 5 июля он давал комментарий к  «Ежедневной молитве». А 6 июля прошла  пресс-конференция Геше-ла с журналистами в  Доме печати, а после этого Тува торжественно  отметила день рождения Его Святейшества  Далай Ламы. Второй раз в 1994 году Учитель  приехал в Туву 8 октября и до 13 октября давал  учение – о «трех изъянах сосуда», о том, что  такое смерть, бардо и о технике Пхова, переноса  сознания в Чистую Землю Ваджрайогини,  а 13 октября состоялся дженанг Белой Тары.  В этот период Учитель давал наставления о  смерти и методике выполнения Пхова также в  Калмыкии и Бурятии. Тем самым он оказывал  экстренную и самую необходимую помощь  своим слушателям, которые до этого дня даже  не имели понятия, как это важно – готовиться  к смерти, не откладывая ни на миг. Ибо  они не сознавали, что находятся на краю  бездны, в которую могут свалиться в любой  момент. С изменением своего отношения к  смерти, с понимания чрезвычайной важности      этого момента в жизни каждого человека и  опасности оказаться неподготовленным к  этому ответственному событию циклического  существования, начинают расшатываться  привычные стереотипы поведения и корни  восьми мирских дхарм. Слушатели постепенно  превращаются в учеников.

  В Улан-Удэ Учитель приезжал в 1994 году  дважды. В апреле 1994 года он дал краткие  наставления по Ламриму, постепенному  Пути Просветления. Во время этого визита  у слушателей Геше Тинлея возникли идеи  создания Комитета друзей Тибета или Дхарма-  центра с целью обучения верующих практике  Дхармы. Он приехал снова уже в июле 1994  года и прочитал циклы лекций, в которых      объяснил сущность буддийской практики,  её корень и основные положения Ламрима,  учения об Этапах Пути к Просветлению. В  этот первый период, в 1994 году, главную роль  в организации этих лекций сыграл Нимажап-  лама Илюхинов, который с благословения  Учителя зарегистрировал тогда в помещении  КСК на проспекте Строителей независимую  буддийскую общину «Дхарма». Значительную  помощь в организации того цикла лекций  оказала покойная Светлана Цыбыктарова,  которая являлась архивариусом Иволгинского  дацана. Первый цикл лекций Учителя,  прочитанных в Бурятии, был опубликован в  1995 году в Улан-Удэ в виде книги «К Ясному  Свету». Очень многие люди в различных  городах России говорили в разные годы  Учителю, что благодаря этой книге их ум         Геше Тинлей, Кирсан Илюмжинов и Ричард Гир с Его  Святейшеством Далай Ламой      повернулся к Дхарме. Некоторым из них  эта книга помогла сохранить силу духа в  трудных ситуациях. Третьим она подарила  свет надежды. Все, кто читал её, чувствуют  живую силу благословения Гуру и высших  сил. Книга выдержала три издания в России.  Она была переведена на монгольский язык  и в Монголии была издана несколько раз.  В этой книге впервые была опубликована  на русском и бурятском языках «Молитва  для ежедневных упражнений в медитации»,  комментарием к которой и стали те  девятнадцать лекций, которые вошли в  книгу «К Ясному свету».

 Учитель составил её  специально для своих российских учеников  на основе подлинных буддийских текстов.  Русский перевод «Молитвы» был выполнен  московскими учениками Геше-ла, а бурятский  перевод по заданию Учителя выполнил  Николай Бадмаринчинов. Опубликованный  в газете «Буряад Yнэн», этот текст разошелся  в тысячах экземпляров по всей Бурятии.  Из воспоминаний Н. Бадмаринчинова:  «Не однажды мне приходилось видеть  эту «Молитву» в аккуратно вырезанном и  сложенном виде у людей в разных районах.  Многие знают её наизусть. Впоследствии  лекции-комментарии Геше Тинлея к этой  «Молитве» также стали печататься в нашей  газете «Буряад Yнэн», и многие верующие  тоже продолжали аккуратно их вырезать      и собирать». В этот начальный период  своей деятельности в качестве духовного  представителя  Его  Святейшества  Геше  Тинлей делал упор на том, чтобы люди,  интересующиеся  буддизмом,  поняли  в  самом общем виде, что такое буддизм, и в  будущем смогли бы обратиться к буддизму  по-настоящему и искренне, исходя из  понимания его внутренней сущности. Он  объяснил бурятским буддистам, что одного  чтения мантр недостаточно. Любой практике  должно предшествовать тщательное изучение  её философских основ. Любую буддийскую  практику надлежит выполнять с пониманием  её смысла. Даже читая «мани», мантру ОМ  МАНИ ПАДМЕ ХУМ, необходимо понимать  её смысл. Учитель объяснил также, что  совершаемые во время ритуалов те или иные  жесты, – все они имеют свой смысл. Если  исполнять любую буддийскую практику с  пониманием, то это приносит очень большую  пользу. Ритуалы, объяснил Геше-ла, – это как  соль и приправы к еде.      «БУДДИЗМ ЭТО НЕ ДОМ, ПО КОТОРОМУ  ВСЕ СОСКУЧИЛИСЬ. ЕСЛИ БЫ ЭТО БЫЛ  ДОМ, ТО ЕГО ЛЕГКО МОЖНО БЫЛО БЫ  ВОССТАНОВИТЬ. ЕСЛИ БЫ ВСЁ БЫЛО  ТАК ПРОСТО, ТО Я ОСТАВАЛСЯ БЫ В  ГОРАХ, А ВОЗРОЖДЕНИЕМ БУДДИЗМА  ЗАНЯЛИСЬ БЫ ВАШИ ДЕЛОВЫЕ ЛЮДИ.  БУДДИЗМ НЕ СВОДИТСЯ ТАКЖЕ  ТОЛЬКО К ОБРЯДАМ И РИТУАЛАМ.  БУДДИЗМ ЭТО СОСТОЯНИЕ УМА  И СЕРДЦА, ЭТО УЧЕНИЕ, КОТОРОЕ  ПОМОГАЕТ ТРАНСФОРМИРОВАТЬ  ВАШЕ СОЗНАНИЕ И ЛИЧНОСТЬ  ИЗНУТРИ. ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ПОНЯТЬ,  ЧТО ТАКОЕ БУДДИЗМ, И ПРАВИЛЬНО  ПРАКТИКОВАТЬ ЕГО ЕЖЕДНЕВНО,  НУЖНО ИМЕТЬ ХРАМ, В КОТОРОМ  ВЫ СМОГЛИ БЫ СОБИРАТЬСЯ,  СЛУШАТЬ НАСТАВЛЕНИЯ И  УЧИТЬСЯ БУДДИЙСКОЙ ПРАКТИКЕ.  ЦЕЛЬЮ ДАЦАНОВ ДОЛЖНО  БЫТЬ НЕ ТОЛЬКО ОТПРАВЛЕНИЕ  СЛУЖБЫ, НО И ОБУЧЕНИЕ СВОИХ  ВЕРУЮЩИХ БУДДИЙСКОЙ ПРАКТИКЕ  И ОБЪЯСНЕНИЕ СУЩНОСТИ  БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ».

         <-Назад                 ->Читать далее                      <-Биография